• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dieter lange (список заголовков)
20:27 

неловкости первого поцелуя (сухое описание действий и чувств)

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
У Ди даже в мыслях не было торопить Алекса. Нет, ждать он не умеет и никогда не умел, но в такой момент было совсем не до спешки, потому что каждая секунда ожидания достойно вознаграждалась — достойнее, чем можно было бы представить. Даже прерывистого дыхания на губах хватало, чтобы без сожаления постоянно откладывать начало грандиозного спектакля.

Алекса смущал совсем не поцелуй. Точнее: не его он так боялся. Сам поцелуй для него не значил ровным счетом ничего, но это и подливало масла в огонь. Он боялся снова ничего не почувствовать, ничего, что горячо хотел бы — а он этого несомненно хотел. Снова идти на такой отвратительный при одной даже мысли шаг — на поцелуй с мужчиной - только чтобы снова убедиться в том, это не вызовет никаких эмоций — вот, что по-настоящему его пугало.

Ди не задаёт вопросов вслух, он просто смотрит Алексу в глаза и, встретив напускное безразличие карих глаз, проводит рукой по его щеке и слабо касается губ своими — только один раз. И ещё один — но уже почти по-настоящему целует, настойчивее и крепче, а после улыбаясь спрашивает:

( — Wie?
— Nicht... widerlich?..
— So, können wir fortsetzen?
— Hah, «wir?» Sieh mich nicht so an, das war deine Idee. Du hast ausgedacht — du... du setz fort doch. )

— Как?
— Не... противно?..
— Так мы можем продолжить?
— Пха, «мы»? Не смотри на меня так, это была твоя идея. Ты придумал — ты... — голос Алекса дрогнул и сорвался. — Ты и продолжай.

Он просто не знал сам, как продолжать.

Ди поставил себе целью вывести его себя. Нет, он не хотел злить Алекса, он до боли в груди хотел стереть с его лица напускное спокойствие и безразличие, и только потом коснуться его губ. И у него выходило. По ничтожной капле в море, но выходило, и они оба это понимали.

Ланге чувствовал не радость. Не ликование, не вкус победы. Это чувство, когда даешь кому-то наконец спокойно дышать и стать собой — знал ли он его раньше?

— Я не знаю точно, какие чувства у меня это вызывает, но они есть, это... что-то... — Рихтер говорил твёрдым голосом, однако с трудом подбирал слова, — странное. Не понимаю.

Кровь глухо бьётся в висках, приливая к губам, а ключицу сводит тянущей болью — это всё, что он мог объяснить. Всего остального тела он не ощущал, пока до смуглой кожи не дотронется теплая белая рука — Ди словно собирал его по частям, расставлял на места всё то, что сгинуло вместе с чувством волнения.

— Можно попробовать ещё раз. — Алекс перевел взгляд на губы Дитера и сглотнул.

Ланге неторопливо раздвигает его сжатые губы — он не думал, что те так легко поддадутся. Он не умеет ждать и никогда не умел, поэтому срывается с тормозов, как только чувствует момент к действию. Он прямолинеен и безрассуден, равнодушие охлаждало его, но оно медленно кончалось с каждым движением губ, с каждым ударом сердца. Алекса не хватило надолго: он вспыхивал от любой искры, как спичка — у него не было шансов устоять перед всеобъемлющим пламенем, пожаром, способным дотла сжигать леса.



@темы: alexander richter, <3, dieter lange, ориджиналы

21:17 

"Ein Schnitt bis zur Freiheit, Richter"*

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
из сообщений, 13.04.15 — отредактировано.
* "Один порез до свободы, Рихтер" (нем.) Ещё забавно то, что слово der Schnitt (порез, надрез) созвучно со словом der Schritt (шаг).

Короче, без наркоты в истории не обошлось, причем во всех смыслах, потому что я тоже в щи, мысленно, правда. ТАКОЙ ОРИГИНАЛЬНЫЙ ХОД, МММ, ДА. Вообще я придумала этот "очень внезапный поворот" еще тогда, когда Ди должен был в конце отбросить коньки (чего сейчас нет — да, я люблю перекраивать ключевые моменты), и тогда все это бы стало логичным концом жизни такого долбочеловека, как он. Я тогда не особо задумывалась над тем, что именно он принимал и вообще что будет происходить. А главное — я не думала над тем, ЗАЧЕМ ему это. Не, я понимаю, иррац, но не стереотипный Гексли из социокомиксов же, который пробует всякую шнягу, потому что "ну типа прик )))0"

Единственной более-менее продуманной деталью было то, что у него должна была значительно ухудшиться ситуация с приступами немотивированной агрессии. Это, в принципе, даже естественно. НО ОПЯТЬ ЖЕ НЕДОДЕЛКИ, потому что, черт возьми, в том варианте было вообще неясно, откуда она у него взялась и что ее вызывает, то есть, если утрировать, он мог гладить котика и ВНЕЗАПНО расплющить его по асфальту, ну нееет, нет, я совсем не этого добивалась, добавив ему это расстройство, аааа.

Теперь перейду теперь к тому, что есть сейчас.

Контроль над приступами у него ухудшился и так, без всякой химии. Она не стала рандомной, но теперь намного больше всяких (можно даже сказать, триггерных) ситуаций могли её вызвать, и чтобы его остановить — а он обычно срывался именно на людей — нужно было приложить нехилую силу, причем не отвечать, а именно остановить, то есть удержать, и с каждым разом это становилось всё сложнее (пару раз Алексу приходилось связать ему руки, потому что он просто не мог успокоиться).

Кстати, если интересно, а если нет, то тебе все равно придется это читать, то появилась она у его благодаря родителям. Он, в принципе, всегда был достаточно прямолинейным и упертым, но они требовали от него именно тупой агрессии, которая ему казалась слишком простой. Типа, «чё ты не как мужик». Он сначала не мог понять, что от него хотят, а когда понял, пытался соответствовать. Очень круто пытался, я тебе скажу, настолько круто, что его постепенно просто начало крыть от когнитивного диссонанса между двумя линиями поведения. Первый лайтовый раз случился в 15 лет, когда он решил своеобразно ливнуть из церковного хора, куда его пихнули те же родители, написав кровушкой на стене не очень католического содержания текст.

По-настоящему накрыло через два года: во время спора с отцом, когда тот хотел его ударить, чуть ли не в кашу расквасил ему лицо и долго не мог остановиться.
Честно, до лет тридцати он даже не понимал, что это как бы не норм и что его нехило плющит (а за то время успел натворить много хорошего), после чего очень долго пытался держаться, но в результате - вот.

Блин, моя 2Л просто не может заткнуться. Но мы наконец добрались до того, что я хотела рассказать изначально... Неужели.

Ну вот, и когда его начало крыть слишком часто, он решил принять меры. Нет, что вы, какие таблетки, это слабенько, для детей, пфф, даже несмотря на то, что все таблетки для подобных случаев и так наркотики. Ему нужно было что-то, что нейтрализует его боль, и душевную, и физическую, и оно вполне могло, но кто у нас не знает меры? Ди не знает меры. Ему постоянно казалось, что эффект недостаточный.

Наркотик донельзя банальный, как и вся эта ситуация — морфин. Нет, не потому, что пафосно — он подошел по эффекту. Дело в том, что при его... использовании у человека значительно снижается как и чувствительность к боли, так и эмоциональная реакция на нее, а еще можно словить такую штуку, как делирий ((:

Но уже после того, как Ди подсел, он, мхм, понял, что... нет. Что то, что он не чувствует боли, дает ему не облегчение, а только стойкое ощущение того, что он просто-напросто мёртв. И тогда он под действием этой отравы регулярно стал пытаться вернуть себе эту боль. Я думаю, не нужно особо пояснять, как именно, но суть в том, что у него не выходило, он практически ничего не чувствовал, из-за чего у него постоянно случались тихие истерики от собственного бессилия. Когда действие заканчивалось, все, что он с собой успел сделать, конечно, давало о себе знать, но когда он это делал, ему было просто неважно, что будет потом, и он не осознавал последствий своих действий.

В конце концов, ему с каждым разом хотелось все больше просто перерезать себе горло, «потому что я все равно ничего не почувствую, но это все наконец-то прекратится», и он, в общем-то, неоднократно пытался это сделать, но сравнительно здравый разум Алекса не давал ему это сделать. Ди не растерялся, нет, начал убеждать его в том, что тому от его смерти будет только лучше, ведь больше не нужно будет ни с кем возиться, не нужно будет никого останавливать, всё просто закончится, и они оба будут свободны.

Ну, собственно, вот в один из таких моментов убеждения и прозвучала фраза "Ein Schnitt bis zur Freiheit, Richter".

@темы: ориджиналы, описание персонажей, dieter lange, <3

18:03 

lock Доступ к записи ограничен

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:48 

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?

В общем, я уже какой месяц играю в эту несчастную Инквизицию (вот, блин, до чего дошла — даже на игру время найти не могу, мхм). Самое огромное негодование вызвали у меня романы. Расисты! Не, ну я несерьезно, естественно. Просто приунываю с того факта, что при выборе Инквизитора-гнома у тебя остается не так много вариантов для романса.

СЕЙЧАС Я ТУТ ВСЁ ВЫСКАЖУ, АГА.


Катарина Кадаш, разбойник (кинжалы) <3

даешь персонажу своё имя
@
проходишь, принимая те решения, которые приняла бы сама
@
PROFIT

В общем, самой большой моей болью с этим персонажем была... Кассандра. Ах какая женщина, мне б такую! Но романсить можно только мужчиной. Эх. Ну хоть подкаты одобряет и не сливает, как всякие Каллены

Кстати, кулстори. Многие игроки, которые гамали за женских персонажей, тоже расстроились, что Касс нельзя романсить. Ну и одна девушка создала на неё би-мод. Мод был очень популярный и все радовались, пока не прибежали оскорбленные гомофобные фанатики Кассандры, вопящие, что создательница мода поиздевалась над канонно-гетеросексуальным персонажем, стали называть её "насильницей", обвинили в straight erasure и много чего хорошего. Очень многие поддерживали девушку на тамблере, писали ей письма, но в конце концов мод она удалила. Fail: би-моды на Сэру и Дориана тем временем живут-поживают.

На ру-сайтах этот мод в начальной версии еще можно найти, но, блядь, что это вообще было.

Возвращаясь к теме о доступных романах, гномке остаются, собственно, Сэра, Бык и Блэкволл. Пошерстив тамблер, я поняла, что Блэкволл — вообще спасение для гномок, которые хотят романсить мужика и/или просто вдохновились не Сэрой с Быком, как я... Что до Быка, имхо, он гномку просто раздавит :D

Сэра у меня вызывает лёгкое недоумение при каждом диалоге с ней. Иногда я просто пытаюсь понять, что она несёт, иногда я таки понимаю, но у меня это не вызывает особого восхищения. В общем, будь я на месте Инкви, я бы сбежала от неё, крича и матерясь... Но что касается патьки — всегда беру Сэру с собой: она полезненькая, да и с Касс приколько шуткует.

Блэкволл. Вообще, я знаю, кто он на самом деле, да и мне удалось его спалить вопросом про убийство Архидемона (спс, Origins и убитая о него эльфийка, не зря играла). Но читала несколько мненьиц о нём: люди говорят, что он очень пресный персонаж без изюминки, которого за всю игру многие даже не замечают, но фиг знает, по мне — он просто довольно ровный и плавный, без всяких сюрпризов (не считая главного, лол). Правда, его разборки на тему "о нет, сейчас не время" были оч внезапными, лол. В общем, вполне логично для меня было остановиться на нём. Но честно, если бы не Касс... :(

У меня еще второй персонаж есть — Тревельян, лучник (полюбила разбойников че-то всей душой со второй части, а потом и в Origins вторым персонажем его сделала). Когда не знаю, какую внешку заделать гг, беру за основу кого-то из своих ОСов, и, судя по тому, что у меня было в планах заромансить им всех, кого только можно, я взяла Дишку :D

Собссна, вот:


Говорят, роман с Дорианом самый интересный, нувыпоняли, что я собираюсь сделать :D

Пока всё, но вот еще скринов с мордами под катом:


@темы: dieter lange, dragon age, игрульки

00:22 

блокнот

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
Послушай, я не умел говорить красиво
Никогда. Я бы лучше <...>.
Подбирать слова для меня - задыхаться,
А молчать — сродни крику бессилия.

«Тебе не нужны слова, которые цепко впиваются в горло и заставляют меня истекать кровью: ты чувствуешь их кончиками пальцев на моих губах».



«Люди превозносят боль. Говорят, что не могут жить без неё. Они из кожи вон лезут, чтобы сделать больно — но не себе. Другим. Они называют это любовью. Когда один человек причиняет другому боль, почти смертельную, невыносимую — они называют это любовью, понимаешь? Я старался, я... искал способ залечить твои старые раны, я хотел, чтобы ты перестал наносить себе новые, а мог бы просто всадить нож тебе прямо в сердце — и вот это было бы моим признанием».

«Они сильнее нас. Им приходилось выдерживать такие вещи, под которыми мы бы сломались. Под которыми мы бы остались погребены навечно. Мы пытаемся подавить их волю, лишить их права говорить свободно, но они раз за разом дают нам отпор. Мы хотим <снова> подчинить их, а они не собираются терпеть еще десять тысяч лет. Они восстанут против нас, рано или поздно, а мы не сможем ничем ответить, потому что они всегда были, есть и будут сильнее нас».

@темы: блокнот, dieter lange, alexander richter, <3, ориджиналы

23:08 

«Er kann sie nicht kontrollieren, wie sehr er sich auch anstrengt».

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
«Aber strengt er sich dann an?»

Что ж, es ist höchste Eisenbahn, поэтому я таки пишу этот чертов пост про Ди и его невротические сдвиги. Нет, ну, на самом деле это никакие не сдвиги. А может быть, и они. Я, честно, не вдавался в причины. Просто знаю, что этот человек так себя ведёт — и всё тут. Просто знаю, что он слабо контролирует эти «приступы», невзирая на то, что они часто только усугубляют ситуацию. Но давайте пойдём по порядку.

Во всём его агрессивном поведении есть две стороны:
  • осознанная (имеющая определенную цель и мотивацию);
  • неосознанная (аффективная, беспричинная, неконтролируемая).

С первой все очень просто. Это не агрессия как самоцель, она постоянно имеет обоснованную направленность, чаще всего — достижение определенного результата. Результат, в свою очередь, практически всегда направлен на укрепление позиций и расширение личного пространства, если проще — на абсолютный контроль своего окружения. Почему именно агрессия? А он просто не умеет по-другому. И не хочет уметь. Зачем, если этот способ исправно работает? Издержки — нулевые. Относительно достигаемого результата, естественно.

Одна из форм этой «осознанной» агрессии — собственничество. Ланге не хочет и не может оставлять человеку ни миллиметра свободы, заполняя всё пространство... нет, не собой. Только своим контролем. Человек может оставаться под его контролем, даже не осознавая этого. Не находясь рядом, не замечая. Не замечая до определенного момента, после которого не заметить сможет разве что очень твердолобая личность. Его физическое и/или эмоциональное собственничество на его пике не задавит разве что очень сильного человека, который сможет ему противостоять (каким и был Алекс). Персону, привыкшую к подчинению — тоже безвариантно сломит, правда, она этого не заметит.

Тому, как люди (кстати, предметы тоже; предметы, люди — какая, к чёрту, разница?..) попадают в круг этого собственничества, объяснений... ровно никаких. Ну, рациональных и структурированных, по крайней мере. Определенная модель отношения совершенно не гарантирует проявлений собственничества. Что там у него в голове вообще творится — чёрт его знает. Можно сказать только то, что контролировать всех людей, мелькающих в окружении, у него просто-напросто нет желания. Да, такой контроль можно назвать признаком того, что вы чем-то задели его. Нет, не спешите радоваться, потому что вы не знаете, чем именно задели. Потому что не знаете, что вас ждёт.

Возвращаясь к теме осознанной агрессии: именно ей и сопровождаются проявления собственничества. Грубость, резкость и абсолютная негибкость — это ещё полбеды. Сначала вас легко одернут за одежду, чтобы позвать на пару слов, потом — потянут за руку, после — схватят за запястье, больно сжав, дальше — толкнут в сторону, сначала аккуратно, а затем не заметят, если вы впечатаетесь лицом в стену, ещё дальше — могут ударить или начать душить, если вы сделали что-то не то. Это в порядке вещей. Не удивляйтесь.

Хотите ли вы чего-то стоить для этого человека такой ценой? Впрочем, кто вас спрашивает.

Ладно, постойте, это не самое приятное. Теперь можно перейти к агрессии неосознанной.

Она с лихвой дополняет первую. У неё самой цели как таковой нет — её целью становится сиюминутное желание, которое порождается точно такой же сиюминутной одержимостью, не имеющей под собой никаких оснований. Отчасти неосознанная агрессия связана с вышеописанным желанием всепоглощающего контроля, однако её совершенно не волнует то, насколько средства оправдывают желаемый результат. Зачастую её не волнует и то, будет ли результат действительно достигнут, не сгорев в всеобъемлющем огне раздражения и озлобленности. Неосознанная агрессия является подлинным саморазрушением, хотя сам Ланге этого ни за что не признает. Он допускает возможность того, что её можно контролировать. Он делает вид, что контролирует. Но на самом деле ему это не нужно. Ему это на руку.

Пример: вас душат. Да, вот так внезапно. В первом случае вас будут душить так, что вы будете мучиться, задыхаться и пытаться стянуть руки агрессора со своей шеи, но вы будете в сознании. Да, именно для того, чтобы вы могли предоставить желаемое, и агрессор будет это прекрасно осознавать. Во втором ничто не сможет гарантировать того, что вы, для начала, хотя бы останетесь живы. Неосознанная агрессия — это удовольствие от процесса. Всегда. Результат при этом отходит на второй план.

Повторюсь, Ланге понимает, что свою аффективную сторону ему было бы намного выгоднее поставить под свой жёсткий контроль, хотя на самом деле это фактически невозможно. Он не хочет этого делать. Совсем. Эти срывы дают ему вздохнуть свободно. Остальное — не имеет ни малейшего значения.

@темы: ориджиналы, описание персонажей, dieter lange, <3

00:38 

— Schade. Es ist schade, dich zu sein.

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
из сообщений, 16.11.14 — отредактировано.

Ди в старших классах был любимцем всех дам (и не только, кхе-кхе), но не столько потому, что он милашка-симпатяшка, а из-за его, так сказать, «модели поведения». Мол, весь из себя такой развязный и в меру брутальный обаяшка, не стесняющийся постороннего мнения. Почти все тянки традиционно соревновались за его внимание (а те, что не соревновались — большие молодцы), ну а чего им ещё в школе-то делать, учиться, что ли.

Но Диша не промах: вниманием одаривал всех, но понемногу и ни-икаких обязательств и определенностей, конечно же. Это же Диша.

А ещё у них в классе была милая Досточка (Хайке, далее буду называть по ТИМу). Достень очень гнобили за её внешность, а точнее — за то, что она, ну... плоская. Как мальчик. Ей даже вместо бюстгалтера приходилось носить либо маечку, либо ничего. В раздевалке до и после физкультуры Досе приходилось прятаться или переодеваться после всех, чтобы красавицы-тянки (ха-ха) не отпустили в её сторону какой-нибудь насмешливый комментарий. Кроме того, Дось был очень тихий, скромный, сидел на последней парте и ни с кем не разговаривал. Если ещё ко внешности добавить, то она ходила в неяркой простенькой одежде, волосы были очень пышные и пушистые — выбивались их причёски. Короче — традиционный стереотипный образ затюканного интроверта, зацикленного на учёбе. Хороший и милый был Дось, но не умеющий дать отпор, а в том обществе таких не любили.

Диша, разумеется, замечал происходящее, потому что даже ему это было трудно не заметить. Он сам не любил вот таких вот слабеньких-скромненьких и тоже поначалу решил присоединиться к общему троллингу, но потом с какого-то перепугу свернул немного в другую степь. Эта степь называется «привет, первая физика», а Диша заметил, что у него такой нехилый фетиш на плоскодосточек.

А теперь просто представь, как подкатывает болевой БЭ. Просто представь. И что за втф происходит при этом с базовым.

Диша таки своего добился, но совсем не неудачными подкатами. Просто Ди оказался единственным, кто говорил Досе, что ему нравится её внешность (не врал, кстати, но-о), сопровождая слова _сенсорными_ (ах, 1Ф!) «аргументами», а наивный 3Ф-Дось купился. Вообще, Дось как-то сидел плакал в раздевалке после очередных нападков тянок, а Ди услышал и зашёл. Ну а чего бы 1Ф не зайти в женскую раздевалку. Действительно. Дось уже окончательно отчаялся и даже не заволновался ни разу, только, прижимая к себе одежду, сквозь слёзы прокричал что-то типа: «Ну давай, и ты ТОЖЕ посмейся!» Ну тут Диша решил из себя построить 2Ф (хотя это на самом деле 2Э вылезла, хм-м), начал переубеждать бедную Досю и всё такое. Очень «аргументированно» убеждать.

В действительности, снова, Ди же не предполагал никаких обязанностей и отношений. Да, он защищал Досю от тянок, которые ополчились на неё, заметив, что она часто крутится вокруг Ди, а он и не против. Да, он помогал ей с чем-то и оказывал знаки типа-внимания, но как только Дось аккуратно, даже почти случайно, сказанул ему всё то, что он накрутил себе по поводу их «отношений», Дось получил обидную чёрносенсорную плюшку. Только на этом всё не закончилось. «Отношения» были крайне тяжелыми, собственническими (Диша уже тогда съехал в этой плоскости и не мог контролировать свою агрессию), поэтому Досе очень сильно доставалось. В общем, Дось плохо кончил, в результате. Некстати история разворачивалась в районе Гамбурга Харбург, которого касается река Эльба. Очень некстати.

Такие пирожки.

Поэтому я всегда говорю, что Ди — отрицательный персонаж, потому что у него вагон и маленькая тележка отрицательных качеств. А к этим качествам ещё плюсуется его бесконтрольная агрессия (а чо ему, он вон и на двухметрового Шурика кидался, чего ему маленький Достик).


— Жалко. Жалко быть тобой.
— Но ты не я.

Dieter Lange/Heike Rosenblut
1988

Я думаю, надо будет как-нибудь написать пост на тему его агрессии и прочих отвратительных сторон.
Почему-то, хотя я сама его очень люблю, меня смущает то, что он стольким людям так нравится.

@темы: ориджиналы, описание персонажей, heike rosenblut, dieter lange, <3

23:54 

«cделай вид, будто не знаешь, что я доверяю тебе, мне очень стыдно»

Чувствуешь прикосновение моих пальцев через холодную гладь зеркал?
«... я просто ужасно устал. Не знаю, что бы делал, если бы не нашел сил бороться со всем этим. Но силы стремительно кончались. И вот теперь я тот, кто я есть на самом деле. По правде говоря, это жутко. Если бы я мог выбирать, то стал бы кем-нибудь другим. Нет, я вполне доволен собой, но если бы я мог...»

«Я слишком многое помню. К сожалению. До сих пор, даже спустя много лет, каждое слово крупным осколом врезается мне в горло. Будто я сам себе это говорил, а не они.

Сидишь в баре. Пьёшь. Пьёшь ещё. Одну рюмку за другой, и ещё, ещё — они спрашивают, хватит ли у тебя денег расплатиться. Потом спрашивают, как твоё самочувствие и в себе ли ты. Разумеется, в себе. Я всегда в себе. Даже когда во мне почти литр смертельно медленного яда.

Окидываешь взглядом толпу. Ищешь. Чего — понятия не имешь, но что-то пристально высматриваешь. Нашёл. Совершенно не понял, как осознал, что это именно то, чего ты искал, но решаешь, что нашёл. На момент задумываешься, насколько это выглядит глупо, но яд разъедает здравую мысль до самых костей, и ты продолжаешь рассматривать цель. Его руки. Следишь за их движением, облизываешь губы без доли стеснения: они все равно подумают, что ты просто пьян. Просто пьян — и у тебя пересохло в горле. Совсем не от того, что ты не можешь оторвать глаз от тела зрелого мужчины, нет, ты просто пьян. Пользуйся тем, что выпил много — тебе всё спустят с рук.

Всё, но не это.

Они не простят тебе того, что ты посмел подумать о том, как проводишь пальцами по его запястью и нетерпеливо прижимаешь неподатливое тело к стене. ЕГО. Не ЕЁ.

Закрываешь лицо ладонью. Теряешь цель в шумной толпе. Еле держишься, чтобы не придушить себя свободной рукой. Через пару секунд ты забудешь то лицо и те руки, что поймал твой взгляд, сверкнув нездоровым блеском, но ощущение останется. Вязкое и дурно пахнущее ощущение того, что ты должен скрываться, прокручивать в голове навязчивую мысль, лишь бы не сбиться: «Только бы не сейчас, только бы не сейчас».

Скрываешься от одних, сжимая пальцы в кулак и улыбаясь после каждого презрительного слова косвенно в твой адрес. Другие, более осторожны. Но суть одна. Ты ни в одной из команд. Тебя никто не воспринимает всерьёз. Они призывают определиться, с какой стороны баррикад ты будешь вести эту войну».

«Но однажды я не выдержал. Надоело быть аутсайдером с обеих сторон. Отбросом, «неопределившимся». И это был единственный верный поступок во всей моей жизни.

Я не дам им указывать мне, что мне выбирать. Я выбираю сам.

Я выбираю всё — или ничего. И я сам выиграю эту войну».

@темы: dieter lange, ориджиналы, выдумки

tiefer, schneller, härter, lauter

главная